Судебная практика

ОБЪЯВЛЕНИЕ: Уважаемые адвокаты, с подборкой судебной практики Европейского суда по правам человека в отношении Российской Федерации, касающейся применения норм УПК РФ, Вы можете ознакомиться в разделе нашего сайта "Учёба адвокатов и стажеров адвокатов" (Материалы лекций 16-17 февраля 2017 года).

Подборка постановлений Конституционного суда Российской Федерации, касающихся адвокатской деятельности и адвокатуры:

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 июля 2016 г. N 1718-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ШАКЛЕИНА АЛЕКСЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 2 СТАТЬИ 2 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.А. Шаклеина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Шаклеин оспаривает конституционность пункта 2 статьи 2 "Адвокат" Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", содержащего перечень действий, которые совершает адвокат при оказании юридической помощи.
Как следует из представленных материалов, А.А. Шаклеин, являющийся директором ООО "Первая проектно-строительная компания", был допрошен в качестве свидетеля в рамках уголовного дела, возбужденного по части четвертой статьи 160 "Присвоение или растрата" УК Российской Федерации, при участии адвоката Д.А. Гвоздева. Ранее Д.А. Гвоздев представлял интересы названного общества, выступавшего стороной в арбитражном деле, которое было разрешено в пользу общества, в том числе благодаря приобщенной по ходатайству адвоката копии титульного листа положительного заключения государственной экспертизы.
Между тем в ходе расследования по указанному уголовному делу были допрошены должностные лица экспертного учреждения, которые пояснили, что положительное заключение соответствующей государственной экспертизы не выдавалось. Учитывая данные обстоятельства, следователь с согласия руководителя следственного органа обратился в суд с ходатайством о получении разрешения на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу адвоката Д.А. Гвоздева об обстоятельствах представления им в арбитражный суд копии титульного листа положительного заключения государственной экспертизы. Постановлением суда, оставленным без изменения вышестоящими судами, данное ходатайство было удовлетворено. Суд не усмотрел препятствий для проведения указанного следственного действия в отношении адвоката, указав в числе прочего, что представление в суд копии титульного листа заключения государственной экспертизы не является оказанием правовой помощи доверителю.
По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует статьям 17 (часть 1), 45 (часть 2) и 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку не позволяет признавать в качестве юридической помощи совершаемые адвокатом действия, которые непосредственно не перечислены в данной норме.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Содержащийся в оспариваемом законоположении перечень действий, совершение которых адвокатом рассматривается в качестве оказываемой им юридической помощи, носит общий характер и не является исчерпывающим: в силу пункта 3 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом. При этом сам по себе вопрос о возможности или невозможности допроса адвоката в качестве свидетеля по уголовному делу пунктом 2 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" не регулируется.
Таким образом, это законоположение, рассматриваемое во взаимосвязи с иными положениями названного Федерального закона, не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Сама же по себе оценка тех или иных конкретных действий адвоката в качестве юридической помощи предполагает исследование фактических обстоятельств дела, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, равно как и проверка правильности такой оценки, сделанной судом по делу заявителя (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шаклеина Алексея Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 


 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 апреля 2016 г. N 907-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА СТЕПАНОВА СЕРГЕЯ ПЕТРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 47, ЧАСТЯМИ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ СТАТЬИ 49 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬЕЙ 2 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина С.П. Степанова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В ходе допроса гражданина С.П. Степанова в качестве обвиняемого, который производился должностным лицом российского следственного органа за пределами Российской Федерации - в Республике Таджикистан, ему был назначен адвокат из этого государства. Впоследствии другой защитник С.П. Степанова обратился в суд в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации с жалобой на производство данного следственного действия, поскольку участвовавший в нем иностранный адвокат не был внесен в соответствующий реестр, ведущийся в Российской Федерации, и в соответствии с действующим законодательством не мог давать консультации обвиняемому. Постановлением судьи жалоба оставлена без удовлетворения, с чем согласился суд апелляционной инстанции.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.П. Степанов утверждает, что часть четвертая статьи 47 "Обвиняемый", части первая и вторая статьи 49 "Защитник" УПК Российской Федерации и статья 2 "Адвокат" Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" позволяют органам предварительного расследования самостоятельно (инициативно) назначать обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного российским уголовным законом, в качестве защитника лицо, являющееся адвокатом иностранного государства, не обладающее знаниями законодательства Российской Федерации, не приобретшее в соответствии с этим законодательством статуса адвоката и не включенное в соответствующий реестр, а также допускают отказ обвиняемому в возможности пользоваться помощью защитника и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально, чем нарушают права, гарантированные статьями 2, 6 (часть 2), 17 (часть 1), 18, 48 и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации прямо устанавливает, что обвиняемый вправе пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных данным Кодексом, и иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности (пункты 8 и 9 части четвертой статьи 47); при этом защитником является лицо, осуществляющее в установленном данным Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу (часть первая статьи 49); в качестве защитников допускаются адвокаты; по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый; при производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката (часть вторая статьи 49); защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого; подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников (часть первая статьи 50); по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом (часть вторая статьи 50).
Оспариваемые положения статей 47 и 49 УПК Российской Федерации, определяющие правовой статус обвиняемого и защитника, имеют гарантийный характер, не регламентируют вопросы приглашения, назначения, отказа от защитника и его замены, участия защитника в следственных действиях, а потому не могут расцениваться как нарушающие права заявителя в указанном им аспекте. К тому же из представленных документов не следует, что заявителю было отказано в получении помощи защитника, в том числе в свидании с ним; назначение же адвоката для участия в его допросе в качестве обвиняемого имело место по ранее высказанной им должностному лицу следственного органа просьбе о назначении защитника, в том числе из числа адвокатов из Республики Таджикистан. При этом заявитель не был лишен права отказаться как от дачи показаний, так и от защитника.
Что же касается вопроса о проверке конституционности статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", то содержащиеся в ней нормы определяют адвоката как лицо, получившее в установленном данным Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность (пункт 1), регулируют полномочия адвоката (пункты 2 и 3) и устанавливают, что адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства; адвокаты иностранных государств не допускаются к оказанию юридической помощи на территории Российской Федерации по вопросам, связанным с государственной тайной Российской Федерации (пункт 5), адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, регистрируются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции в специальном реестре, порядок ведения которого определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, и без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещается (пункт 6). Названные законоположения, в том числе связывающие предусмотренные ими ограничения в отношении адвокатов иностранных государств с осуществлением ими адвокатской деятельности на территории Российской Федерации, также не могут расцениваться как нарушающие права С.П. Степанова в его деле.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Степанова Сергея Петровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 


 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 октября 2015 г. N 2436-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА НЕВОСТРУЕВА ВЛАДИМИРА ОЛЕГОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЕМ ПОДПУНКТА 5 ПУНКТА 3 СТАТЬИ 31 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.О. Невоструева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.О. Невоструев оспаривает конституционность положения подпункта 5 пункта 3 статьи 31 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в соответствии с которым совет адвокатской палаты определяет порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда.
Как следует из представленных материалов, решением совета некоммерческой организации "Адвокатская палата Удмуртской Республики" к адвокату В.О. Невоструеву была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката, неисполнение решений органов адвокатской палаты, в частности Положения "О порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики". Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики В.О. Невоструеву отказано в удовлетворении иска о признании данного решения незаконным.
По мнению заявителя, оспариваемое законоположение противоречит статьям 17, 34, 37 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку предоставляет совету адвокатской палаты право определять порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, и ограничивать такими решениями возможности адвокатов по оказанию юридической помощи.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Как ранее указывал Конституционный Суд Российской Федерации, наделение адвокатских палат (их органов) контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями по принятию обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности, согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода (постановления от 19 мая 1998 года N 15-П и от 19 декабря 2005 года N 12-П) и не выходит за пределы дискреции законодателя.
Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" относит к компетенции совета адвокатской палаты определение порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, доведение этого порядка до сведения указанных органов, адвокатов и контроль за его исполнением адвокатами (подпункт 5 пункта 3 статьи 31).
Данное регулирование направлено, с одной стороны, на организацию надлежащего исполнения требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а с другой - на учет интересов адвокатов, поскольку соответствующая обязанность распространяется на них равным образом (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2013 года N 1310-О). При этом решения совета адвокатской палаты, касающиеся порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, могут быть проверены в судебном порядке.
Таким образом, нет оснований полагать, что сами по себе оспариваемые законоположения могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Невоструева Владимира Олеговича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 


 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 мая 2015 г. N 1089-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА МЕДВЕДЕВА НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОДПУНКТАМИ 1 И 2 ПУНКТА 2 СТАТЬИ 17 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", А ТАКЖЕ РЯДОМ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина Н.А. Медведева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Н.А. Медведев оспаривает конституционность подпунктов 1 и 2 пункта 2 статьи 17 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которым статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, на основании заключения квалификационной комиссии при неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также при нарушении адвокатом норм кодекса профессиональной этики адвоката.
Кроме того, в своей жалобе заявитель оспаривает неприменение в его деле части второй статьи 13 "Обязательность судебных постановлений", статьи 139 "Основания для обеспечения иска", пункта 2 части первой статьи 140 "Меры по обеспечению иска" и части первой статьи 142 "Исполнение определения суда об обеспечении иска" ГПК Российской Федерации.
Как следует из представленных материалов, постановлением президента адвокатской палаты от 27 февраля 2010 года в отношении адвоката Н.А. Медведева было возбуждено дисциплинарное производство. В связи с этим Н.А. Медведев обратился в суд с заявлением о признании действий адвокатской палаты незаконными и ходатайством о принятии судом обеспечительных мер в виде приостановления в отношении него дисциплинарного производства, которые определением суда первой инстанции были приняты, а затем отменены вышестоящим судом. Решением суда общей юрисдикции Н.А. Медведеву также отказано в удовлетворении в том числе требования о признании незаконным принятого в отношении него решения Совета Адвокатской палаты Новосибирской области о прекращении статуса адвоката в связи с несоблюдением им требований Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", Кодекса профессиональной этики адвоката, а также Инструкции о порядке выдачи ордеров адвокатам, хранения бланков ордеров и корешков, использованных ордерных книжек в адвокатских образованиях (утверждена Советом Адвокатской палаты Новосибирской области 16 декабря 2003 года).
По мнению заявителя, неприменение судом вышеназванных норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации позволило совету адвокатской палаты произвольно принять решение о прекращении его статуса адвоката, а потому оспариваемые им законоположения противоречат Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 15 (часть 1), 18, 37 (часть 1) и 45 (часть 2).
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Н.А. Медведевым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
Положения подпунктов 1 и 2 пункта 2 статьи 17 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", предусматривая основания применения меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также нарушения адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката, направлены на исключение из числа адвокатов лиц, не отвечающих предъявляемым к ним требованиям. Учитывая предусмотренную пунктом 5 той же статьи возможность судебного обжалования принятых по указанным основаниям решений совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, оспариваемые законоположения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя.
Разрешение же вопроса о наличии оснований для принятия советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации решения о прекращении статуса адвоката, равно как и проверка правильности выбора подлежащих применению в конкретном деле заявителя норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Николая Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 




КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 апреля 2015 г. N 1003-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА БЕЛЯЕВА АНАТОЛИЯ ЛЕОНИДОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 49, 50, 51, 53 И 72 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ПОДПУНКТОМ 6 ПУНКТА 4 СТАТЬИ 6 И ПУНКТОМ 2 СТАТЬИ 7 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.Л. Беляева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Л. Беляев, уголовное дело по обвинению которого в совершении ряда преступлений рассматривается судом, просит признать не соответствующими статьям 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1), 18, 45, 46 (часть 1), 48, 49, 55 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации статьи 49, 50, 51, 53 и 72 УПК Российской Федерации, а также подпункт 6 пункта 4 статьи 6 и пункт 2 статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".
По мнению заявителя, данные нормы позволяют следователю признавать факт нарушения прав обвиняемого его адвокатом - защитником, участвующим в предварительном расследовании по приглашению обвиняемого, и на основании этого факта отстранять адвоката от участия в деле, а рассматривающему по существу уголовное дело суду позволяют отказывать в удовлетворении ходатайства подсудимого о допуске к участию в деле адвоката по тому лишь основанию, что ранее этот адвокат был отстранен следователем.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Согласно статье 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Право обвиняемого в совершении преступления защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника провозглашено также в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункт "c" пункта 3 статьи 6). Вместе с тем право на самостоятельный выбор защитника не является безусловным, - оно не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению обвиняемого, в том числе без учета обстоятельств, исключающих его участие в деле (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2001 года N 304-О).
Оспариваемые заявителем нормы статей 49, 50, 51 и 53 УПК Российской Федерации, устанавливающие порядок участия защитника в производстве по уголовному делу, в том числе перечень случаев обязательного участия, его полномочия, а также положения статей 6 и 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", закрепляющие полномочия и обязанности адвоката, направлены на обеспечение права на получение квалифицированной юридической помощи подозреваемыми и обвиняемыми, не предполагают принятие следователем или судом произвольных решений о замене защитника и не освобождают следователя и суд от обязанности обосновать необходимость и допустимость такой замены.
Статья 72 УПК Российской Федерации в части первой регламентирует обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, и не может быть истолкована как предоставляющая органу, в производстве которого находится уголовное дело, возможность отказывать подозреваемому, обвиняемому в осуществлении права на самостоятельный выбор защитника без установленных в ней оснований, связанных с необходимостью обеспечения как права подозреваемого, обвиняемого на защиту, так и прав и свобод других лиц, а также интересов правосудия.
Решение об отводе защитника, а равно и решение об отказе в удовлетворении ходатайства о допуске к участию в деле приглашенного подозреваемым, обвиняемым защитника должны быть законными, обоснованными и мотивированными, содержащими указание на конкретные фактические основания для их принятия, базирующиеся на материалах дела, и могут быть обжалованы в соответствующий суд, который с учетом всех обстоятельств дела оценивает, насколько правомерно в каждом отдельном случае лицу отказывается в допуске выбранного им защитника к участию в уголовном деле (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 октября 2004 года N 333-О, от 13 октября 2009 года N 1111-О-О, от 9 ноября 2010 года N 1573-О-О и от 24 сентября 2012 года N 1515-О). При этом решение следователя об отводе конкретного защитника не имеет для суда, рассматривающего по существу уголовное дело, преюдициального значения. Напротив, в силу требования части первой статьи 11 УПК Российской Федерации суд обязан разъяснить подсудимому его право на приглашение выбранного им защитника и обеспечивать возможность осуществления этого права.
Таким образом, оспариваемые заявителем нормы не могут расцениваться как нарушающие его конституционные права в обозначенном в его жалобе аспекте.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Беляева Анатолия Леонидовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 




КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 сентября 2014 г. N 2280-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА РЕВИНА ВАЛЕРИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ОТДЕЛЬНЫМИ ПОЛОЖЕНИЯМИ ПУНКТА 4 СТАТЬИ 29 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ" И ПУНКТА 4 СТАТЬИ 23 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.А. Ревина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, было отказано в удовлетворении заявления гражданина В.А. Ревина, являющегося партнером (адвокатом) адвокатского бюро, о признании незаконным решения Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по городу Москве об отказе в государственной регистрации изменений в учредительные документы данной некоммерческой организации. Суд со ссылкой в том числе на положение абзаца первого пункта 4 статьи 29 Федерального закона от 12 января 1996 года N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" пришел к выводу о том, что решения, принятые на внеочередном собрании партнеров адвокатского бюро, не имеют юридической силы из-за отсутствия необходимого для их принятия кворума.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.А. Ревин оспаривает конституционность следующих примененных судом в данном деле законоположений:
пункта 4 статьи 29 "Высший орган управления некоммерческой организацией" Федерального закона "О некоммерческих организациях", согласно которому общее собрание членов некоммерческой организации или заседание коллегиального высшего органа управления некоммерческой организацией правомочно, если на указанном собрании или заседании присутствует более половины его членов (абзац первый);
пункта 4 статьи 23 "Адвокатское бюро" Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", предусматривающего, что в партнерском договоре указываются, в частности, порядок принятия партнерами решений (подпункт 2); порядок избрания управляющего партнера и его компетенция (подпункт 3).
По мнению заявителя, данные законоположения противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 37 (части 1 и 2), 45 и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку не допускают принятия партнерами адвокатского бюро решений в случае, если требования в отношении необходимого для их принятия кворума, установленные в партнерском договоре, не соответствуют требованиям в отношении кворума общего собрания членов некоммерческой организации, содержащимся в Федеральном законе "О некоммерческих организациях".
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Положение абзаца первого пункта 4 статьи 29 Федерального закона "О некоммерческих организациях", устанавливающее требование к кворуму, необходимому для принятия решения общим собранием членов некоммерческой организации или на заседании коллегиального высшего органа управления некоммерческой организацией, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, указанные в жалобе.
Положения пункта 4 статьи 23 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", закрепляющие перечень существенных условий договора, заключаемого между партнерами адвокатского бюро в целях объединения своих усилий для оказания юридической помощи, не регулируют вопросы, касающиеся деятельности органов управления данной некоммерческой организации, структура которых, компетенция, порядок формирования, срок их полномочий, а также порядок принятия ими решений должны быть отражены в ее учредительных документах. Следовательно, данные законоположения также не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте.
Проверка же законности и обоснованности вынесенных по делу с участием заявителя судебных постановлений, в том числе с точки зрения правильности выбора судом норм, подлежащих применению в конкретном деле с учетом фактических обстоятельств, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ревина Валерия Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 




КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 сентября 2014 г. N 2021-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ВАЛЯКИНА ДЕНИСА ГЕННАДЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОДПУНКТОМ 5 ПУНКТА 3 СТАТЬИ 31 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Д.Г. Валякина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.Г. Валякин оспаривает конституционность подпункта 5 пункта 3 статьи 31 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в соответствии с которым совет адвокатской палаты определяет порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, доводит этот порядок до сведения указанных органов, адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами.
Как следует из представленных материалов, Д.Г. Валякину в связи с расследованием в отношении него уголовного дела в качестве защитника был назначен адвокат, на которого решением совета палаты адвокатов как на адвоката, оказывающего юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, была возложена обязанность представлять для проверки адвокатские производства по уголовным делам. Д.Г. Валякин оспорил данное решение в суде, поскольку полагал, что предоставление адвокатского досье для проверки нарушает адвокатскую тайну.
Вступившим в силу решением суда в удовлетворении его требований было отказано. Как указал суд, лица, осуществляющие проверку материалов адвокатских досье в целях контроля за качеством оказываемой юридической помощи, являются членами квалификационной комиссии совета палаты адвокатов и предупреждаются о неразглашении адвокатской тайны. Кроме того, Д.Г. Валякин, будучи осведомленным о запросе адвокатского досье, не выразил письменно свое несогласие на выдачу материалов для проверки качества работы назначенного ему адвоката.
По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 23 (части 1 и 2), 48 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), поскольку допускает огласку конфиденциальных сведений, сообщенных подзащитным адвокату в связи с оказанием юридической помощи.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Как ранее указывал Конституционный Суд Российской Федерации, наделение адвокатских палат (их органов) контрольными и управленческими полномочиями, в том числе полномочиями по принятию обязательных для адвокатов решений по отдельным вопросам адвокатской деятельности, согласуется с особым публично-правовым статусом некоммерческих организаций подобного рода и не выходит за пределы дискреции законодателя (Постановления от 19 мая 1998 года N 15-П и от 19 декабря 2005 года N 12-П).
Оспариваемый подпункт 5 пункта 3 статьи 31 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", будучи по своему содержанию нормативным положением общего характера, относит к компетенции совета адвокатской палаты помимо определения порядка оказания юридической помощи адвокатами также осуществление контроля за его исполнением. Данное регулирование направлено на организацию эффективного контроля за деятельностью адвокатов с целью реализации права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.
Таким образом, нет оснований полагать, что само по себе оспариваемое законоположение может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Валякина Дениса Геннадьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 




КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 апреля 2014 г. N 758-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ КОЛЛЕГИИ АДВОКАТОВ "ЦЕНТРАЛЬНАЯ N 11" НА НАРУШЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 8, 10, 12, 167, 170, 209, 235 И 237 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, А ТАКЖЕ СТАТЕЙ 13, 69, 150, 151 И 167 - 170 АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы коллегии адвокатов "Центральная N 11" к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решениями арбитражного суда были прекращены производства по делам в части требований о признании недействительными ряда сделок по отчуждению имущества - долей в праве общей долевой собственности на нежилое здание; коллегия адвокатов "Центральная N 11" обязана возвратить обществам с ограниченной ответственностью доли в праве общей долевой собственности на нежилое здание.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации коллегия адвокатов "Центральная N 11" оспаривает конституционность статей 8, 10, 12, 167, 170, 209, 235 и 237 ГК Российской Федерации, а также статей 13, 69, 150, 151, 167 - 170 АПК Российской Федерации. По мнению заявителя, данные положения в силу своей неопределенности противоречат статьям 15 и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Доводы, приведенные заявителем в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что нарушение своих конституционных прав он связывает не с содержанием оспариваемых законоположений, которые сами по себе не содержат какой-либо неопределенности, а потому не могут рассматриваться как нарушающие в конкретном деле его конституционные права и свободы, а с вынесенными судебными актами, с которыми он фактически выражает несогласие. Между тем проверка законности и обоснованности вынесенных по конкретному делу судебных решений не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Кроме того, вопреки требованиям статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" заявителем не представлены материалы, подтверждающие применение в его деле положений статей 235 и 237 ГК Российской Федерации, а также статьи 69 АПК Российской Федерации, а потому его жалоба в этой части, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы коллегии адвокатов "Центральная N 11", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 




КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 марта 2014 г. N 674-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА САРУХАНОВА ИЗМИРА КЕРИМХАНОВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 4 ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 49, ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 53,
ПУНКТОМ 6 ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 56 И ЧАСТЬЮ ПЯТОЙ СТАТЬИ 189 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ЧАСТЯМИ 1 И 2 СТАТЬИ 6 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина И.К. Саруханова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Являющийся адвокатом гражданин И.К. Саруханов, осуществляя функцию защитника гражданина З., подозреваемого в совершении преступления, обратился к дознавателю с ходатайством о допросе свидетеля защиты, однако к участию в допросе допущен не был ввиду отказа предъявить ордер и ввиду отсутствия соответствующего ходатайства свидетеля.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.К. Саруханов оспаривает конституционность пункта 4 части третьей статьи 49 "Защитник", части второй статьи 53 "Полномочия защитника", пункта 6 части четвертой статьи 56 "Свидетель", части пятой статьи 189 "Общие правила проведения допроса" УПК Российской Федерации, а также частей 1 и 2 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". По мнению заявителя, оспариваемые им нормы в истолковании правоприменительной практики противоречат статье 48 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют правоохранительным органам требовать у адвоката, приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи, предъявления ордера адвокатского образования для подтверждения полномочий.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные И.К. Сарухановым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
Оспариваемые заявителем положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации определяют процессуальный статус и полномочия защитника (статьи 49 и 53), а также статус свидетеля (статья 56) и общие правила проведения допроса, согласно которым если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными частью второй статьи 53 этого Кодекса. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса (часть пятая статьи 189). При этом данные нормы, действуя во взаимосвязи со статьей 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", устанавливающей, что в случаях, предусмотренных Федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием; в иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности, не предполагают оказание адвокатом юридической помощи свидетелю без его согласия и не могут расцениваться как нарушающие конституционные права адвоката, который в уголовном судопроизводстве преследует не свои интересы, а интересы представляемого им лица. Разрешение же вопроса о том, приглашал ли свидетель адвоката для оказания ему юридической помощи или же не нуждался в его услугах, а потому было ли нарушено его (свидетеля) право или же нет, требует выяснения и оценки обстоятельств дела и не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Саруханова Измира Керимхановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 


 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 июля 2013 г. N 1234-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ НЕКОММЕРЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ "КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ "ФДЖИМ"
(Г. МОСКВА)" НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД АБЗАЦЕМ ПЕРВЫМ ПУНКТА 13 СТАТЬИ 22 И ПУНКТОМ 6
СТАТЬИ 25 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию некоммерческой организации "Коллегия адвокатов "ФДжиМ" (г. Москва)" вопрос о возможности принятия данной жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации некоммерческая организация "Коллегия адвокатов "ФДжиМ" (г. Москва)" оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации":
абзаца первого пункта 13 статьи 22, согласно которому коллегия адвокатов в соответствии с законодательством Российской Федерации является налоговым агентом адвокатов, являющихся ее членами, по доходам, полученным ими в связи с осуществлением адвокатской деятельности, а также их представителем по расчетам с доверителями и третьими лицами и другим вопросам, предусмотренным учредительными документами коллегии адвокатов;
пункта 6 статьи 25, в соответствии с которым вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.
Как следует из представленных материалов, между председателем коллегии адвокатов "ФДжиМ" (г. Москва)" и кредитной организацией (банком) было заключено соглашение об оказании юридической помощи. Впоследствии в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) данной кредитной организации конкурсный управляющий подал заявление о признании указанного соглашения недействительным. Определением арбитражного суда, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, соглашение признано недействительным и судом применены последствия недействительности сделки в виде возврата в конкурсную массу кредитной организации полученных по соглашению денежных средств.
По мнению заявителя, оспариваемые положения Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" не соответствуют статьям 6 (часть 2), 8, 19 (часть 1), 34 (часть 1), 35 (части 1 и 2) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют правоприменительным органам при признании недействительным соглашения об оказании юридической помощи, заключенного с членом коллегии адвокатов, взыскать денежные средства с коллегии адвокатов.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Оспариваемое заявителем положение пункта 13 статьи 22 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" определяет полномочия коллегии адвокатов как организации, представляющей интересы членов коллегии в налоговых правоотношениях, а также в иных правоотношениях, в том числе связанных с заключением и исполнением договоров и других соглашений. Что касается пункта 6 статьи 25 названного Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре", то он содержит предписание о необходимости обязательного поступления сумм, составляющих вознаграждение адвоката, в кассу соответствующего адвокатского образования или на его расчетный счет.
Данные законоположения, как следует из их содержания, не регулируют вопросы, связанные с определением последствий признания соглашения об оказании юридической помощи недействительным, а потому не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.
Проверка же законности и обоснованности судебных решений, в частности с точки зрения оценки гражданско-правовых договоров и правильности выбора норм, подлежащих применению в конкретном деле заявителя, как связанная с установлением и исследованием фактических обстоятельств дела, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы некоммерческой организации "Коллегия адвокатов "ФДжиМ" (г. Москва)", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 


 

Документ предоставлен КонсультантПлюс


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 июля 2013 г. N 1233-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА НИКАНДРОВА ЮРИЯ ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ОТДЕЛЬНЫМИ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 1, СТАТЬЕЙ 5 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АДВОКАТСКОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И СТАТЬЕЙ 8 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина Ю.И. Никандрова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, были удовлетворены требования прокурора в интересах неопределенного круга лиц о понуждении гражданина Ю.И. Никандрова, осуществляющего предпринимательскую деятельность путем оказания юридических услуг, прекратить использование при оказании данного вида услуг терминов, содержащихся в статье 5 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". При этом суд указал, что использование ответчиком данных терминов вводит в заблуждение потребителей услуг в области права.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Ю.И. Никандров оспаривает конституционность примененных судами в деле с его участием следующих положений Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации": статьи 1, согласно которой адвокатская деятельность не является предпринимательской (пункт 2); не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги, а также индивидуальными предпринимателями (абзац третий пункта 3), и статьи 5, устанавливающей, что использование в наименованиях организаций и общественных объединений терминов "адвокатская деятельность", "адвокатура", "адвокат", "адвокатская палата", "адвокатское образование", "юридическая консультация" или словосочетаний, включающих в себя эти термины, допускается только адвокатами и созданными в порядке, установленном Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", организациями, а также статьи 8 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-I "О защите прав потребителей", согласно которой потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах) (пункт 1); указанная в пункте 1 данной статьи информация в наглядной и доступной форме доводится до сведения потребителей при заключении договоров купли-продажи и договоров о выполнении работ (оказании услуг) способами, принятыми в отдельных сферах обслуживания потребителей, на русском языке, а дополнительно, по усмотрению изготовителя (исполнителя, продавца), на государственных языках субъектов Российской Федерации и родных языках народов Российской Федерации (пункт 2).
По мнению заявителя, оспариваемые законоположения в той части, в какой по смыслу, приданному им конкретным судебным постановлением, они не допускают приравнивания оказываемой индивидуальным предпринимателем квалифицированной юридической помощи к адвокатской деятельности, противоречат статьям 8 (часть 1), 15 (части 1 и 4), 17 (части 1 и 3), 19 (часть 2), 29 (часть 4), 34, 37 (часть 1) и 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Оспариваемые заявителем взаимосвязанные положения статей 1 и 5 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", допускающие использование в наименованиях организаций и общественных объединений терминов "адвокатская деятельность", "адвокатура", "адвокат", "адвокатская палата", "адвокатское образование", "юридическая консультация" или словосочетаний, включающих в себя эти термины, только адвокатами, что обусловлено особенностями правового статуса данной категории лиц, вместе с тем не препятствуют гражданам, не получившим статус адвоката в порядке, установленном данным Федеральным законом, но обладающим соответствующей этому статусу квалификацией, оказывать юридические услуги надлежащего качества. Следовательно, сами по себе данные законоположения не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Статья 8 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", предусматривающая право граждан на получение от изготовителя (исполнителя, продавца) необходимой и достоверной информации о режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах) и соответствующую обязанность указанных лиц по предоставлению такой информации, как направленная на защиту прав потребителей, также не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Никандрова Юрия Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

 


 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 января 2012 г. N 231-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАН АНИЩЕНКО ЕВГЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, ПЛОТНИКОВА ИГОРЯ
ВАЛЕНТИНОВИЧА, СИДОРОВА СЕРГЕЯ ВИКТОРОВИЧА И ХЫРХЫРЬЯНА МАКСИМА АРСЕНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 18 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СОДЕРЖАНИИ ПОД СТРАЖЕЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ И ОБВИНЯЕМЫХВ СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию граждан Е.А. Анищенко, И.В. Плотникова, С.В. Сидорова и М.А. Хырхырьяна вопрос о возможности принятия их жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане Е.А. Анищенко и С.В. Сидоров, обвиняемые в совершении преступлений, и осуществляющие их защиту адвокаты И.В. Плотников и М.А. Хырхырьян просят признать противоречащей статьям 15 (часть 4), 35 (часть 2), 46, 48 и 123 Конституции Российской Федерации часть первую статьи 18 "Свидания с защитником, родственниками и иными лицами" Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений". Заявители полагают, что эта норма, запрещая защитнику проносить на территорию места содержания под стражей, включая следственные изоляторы, технические средства связи (мобильные телефоны), аудиозаписи (диктофоны) и портативные компьютеры, а также использовать их во время свидания с содержащимся под стражей обвиняемым для формирования позиции стороны защиты по уголовному делу, нарушает право обвиняемых на защиту и право защитников пользоваться своей собственностью.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Согласно части первой статьи 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись; на территорию места содержания под стражей защитник вправе проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов уголовного дела, компьютеры и пользоваться такими копировально-множительной техникой и фотоаппаратурой, компьютерами только в отсутствие подозреваемого, обвиняемого в отдельном помещении, определенном администрацией места содержания под стражей.
Данные ограничения обусловлены режимом содержания под стражей, обеспечивающим безопасность следственного изолятора, соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, включая предотвращение преступлений, передачи сведений, могущих помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, недопущение угроз свидетелю, другим участникам уголовного судопроизводства, уничтожения доказательств, воспрепятствования иным путем производству по уголовному делу (часть первая статьи 15 и статья 32 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", часть первая статьи 97 и статья 108 УПК Российской Федерации), а потому такое регулирование преследует конституционно значимые цели.
При этом само по себе использование или неиспользование адвокатом технических средств не образует содержания его деятельности, в том числе в качестве защитника в уголовном процессе, не является содержательной частью и права задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката и, следовательно, не может рассматриваться в качестве оказания или неоказания юридической помощи, оценки ее как квалифицированной или неквалифицированной. Соответственно, установленные законом запрет проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись, и право проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов уголовного дела, компьютеры и пользоваться ими лишь в отсутствие подозреваемого, обвиняемого в отдельном помещении не могут расцениваться как ограничивающие права, гарантируемые статьями 46, 48 и 123 Конституции Российской Федерации.
Как следует из жалобы, нарушение оспариваемой нормой права обвиняемого на защиту заявители связывают с невозможностью совместного прослушивания и просмотра на территории места содержания под стражей аудио- и видеозаписей, являющихся доказательствами по уголовному делу, их обсуждения и формирования позиции стороны защиты по делу. Между тем Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает право защитника и обвиняемого совместно ознакомиться с такими записями в ходе ознакомления с материалами уголовного дела по завершении предварительного расследования (пункт 12 части четвертой статьи 47, пункт 7 части первой статьи 53 и часть первая статьи 217), а в ходе судебного разбирательства просмотр и прослушивание видео- и аудиозаписей возможны при их исследовании в качестве вещественных доказательств (статья 284) либо иных документов (статья 285) с последующим их обсуждением на свидании обвиняемого с защитником (пункт 9 части четвертой статьи 47 и пункт 1 части первой статьи 53). По смыслу уголовно-процессуального закона, праву обвиняемого знать содержание доказательств, на которые ссылается сторона обвинения, корреспондирует обязанность дознавателя, следователя и суда обеспечить возможность ознакомления обвиняемого и его защитника с этими доказательствами, в том числе с помощью технических средств.
Кроме того, в силу подпункта 5 пункта 2 статьи 2 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях и в этом качестве не преследует личные интересы, а значит, оспариваемая норма не может рассматриваться как нарушающая права И.В. Плотникова и М.А. Хырхырьяна в указанном ими аспекте. Не нарушает она и право собственности защитников, поскольку сам по себе запрет на пронос тех или иных технических средств на территорию места содержания под стражей не предполагает их принудительного изъятия из законного владения либо их отчуждения в пользу третьих лиц.
В соответствии со статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и конкретизирующими ее положениями статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" граждане вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, что должно быть подтверждено копией официального документа. Однако Е.А. Анищенко и С.В. Сидоровым не представлена копия официального документа, подтверждающего применение в отношении них оспариваемого положения закона.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Анищенко Евгения Александровича, Плотникова Игоря Валентиновича, Сидорова Сергея Викторовича и Хырхырьяна Максима Арсеновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН